Сайт по пропаганде социалистических идей Уго Чавеса в России

Венесуэла

чавес

 

ВЕНЕСУЭЛА (Боливарианская Республика Венесуэла)

Очерк Нитобурга Э.Л. о Венесуэле (Страны и Народы: т. Латинская Америка, М.,1983) (2,8 Mb PDF).

См. еще статьи "Венесуэла" ( 4,7 Mb PDF) и "Каракас" ( 450 Kb PDF) (Латинская Америка: энц. спр., т.1, М., 1980), а также краткий обзор в Wikipedia

 

Физическая карта Венесуэлы (134 kb) (248 kb) (190 kb) (800 kb) (156 kb)

Экономическая карта Венесуэлы (240 kb)

Административная карта Венесуэлы (140 kb)

Карта Каракаса (350 kb)

Общие сведения

Венесуэла расположена на севере Южной Америки. На западе и юго-западе она граничит с Колумбией, на юге и юго-востоке — с Бразилией, на востоке — с Гайаной, на севере омывается водами Карибского моря и на северо-востоке — Атлантического океана. Ей принадлежит около четырех десятков островов в Карибском море. Крупнейший из них — остров Маргарита. На северо-востоке узкие, ощетинившиеся острыми скалами проливы, еще Колумбом названные Змеиной Пастью и Драконовой Пастью, отделяют Венесуэлу от крупнейшего из Малых Антильских островов — Тринидада.
По размерам территории (912 тыс. кв. км) Венесуэла больше Англии, Франции, Голландии, Бельгии, Люксембурга и Швейцарии, вместе взятых. Население ее составляет около 15 млн. человек.

Обладающая огромными природными ресурсами и превращенная в XX в. в сырьевой придаток империалистических держав, Венесуэла в последние 20 лет переживает заметный экономический рост, а в 80-х годах играет активную роль в политической жизни Латинской Америки и в движении неприсоединившихся стран. Но хотя она и считается сейчас одной из относительно развитых в промышленном отношении республик Южной Америки, для нее все еще характерны некоторые черты экономически слаборазвитой страны.

По конституции 1961 г . Венесуэла является буржуазной федеративной республикой. Главой государства и правительства является президент, избираемый на 5 лет (переизбрание его на второй срок запрещено). Он же — главнокомандующий вооруженными силами. Должности вице-президента нет, и временно отсутствующего президента замещает назначенный им министр. Законодательную власть осуществляет Национальный конгресс, состоящий из двух палат — сената и палаты депутатов. Сенаторы и депутаты избираются на 5 лет. Избирательным правом пользуются все граждане, достигшие 18 лет, за исключением военнослу жащих. Конституция провозглашает целый ряд демократических прав и свобод, многие из которых, однако, урезаны раз­личными оговорками.

Столица страны — город Каракас. Государственный язык — испанский.

Важнейшие исторические события

Совершая свое третье плавание к берегам Нового Света, Колумб открыл северное побережье Южной Америки, и уже в 1499 г . сюда прибыл испанский конкистадор Алонсо де Охеда. В лагуне Маракайбо завоеватели увидели два десятка построенных на сваях и соединенных между собой мостиками индейских хижин. Уроженцу Италии Америго Веспуччи, прибывшему с испанцами, они напомнили город лагун — Венецию, и он назвал свайный поселок маленькой Венецией, по-испански Венесуэлой. Позже так стали называть всю страну.

Ко времени испанского завоевания тер­ритория Венесуэлы была занята полукочевыми индейскими племенами, жившими в условиях первобытнообщинного строя и занимавшимися охотой, рыбной ловлей, собирательством, подсечно-огневым земледелием. Орудия труда их были очень примитивны и изготовлялись из дерева и кости. Индейцы, жившие в горных долинах, ушли несколько вперед в своем социально-экономическом развитии по сравнению с племенами, заселяв­шими низменности, и занимались земледелием и ремеслом. Однако никаких форм межплеменной политической организации ни те, ни другие еще не знали. Большую часть страны занимали индейцы араваки, но незадолго до прихода европейцев араваков вытеснили из северных районов на юг племена индейцев карибов.

В Венесуэлу, как и в другие страны Нового Света, испанских конкистадоров влекла «золотая лихорадка». Постепенно они продвигались в глубь страны. Разрозненные индейские племена отважно сопротивлялись захватчикам. Имена индейских вождей — Гуайкайпуро, Гуайкамакуто, Майюкарай, Тупакабера и других, выступавших против испанских поработителей, до сих пор остаются в памяти народа. Найденные кое-где золотые россыпи вскоре истощились, и уже в первой половине XVI в. испанцам пришлось пе­рейти к земледелию. Захваченная у индейцев земля раздавалась в виде крупных поместий дворянам и духовенству. На ней выращивались и завезенные из Европы, и местные культуры, из которых наиболее ценными оказались сахарный тростник и индиго, ставшие в XVI — XVII вв. основой хозяйства колонии.

В 1520 г . было заложено первое испанское поселение в Венесуэле и вообще в Южной Америке — Кумана. Во второй половине XVI в. были основаны Каракас, Валенсия, Баркисимето, Мерида и другие города в горных районах севера и северо-запада. В XVIII в., освоив гористые север и северо-запад страны, испанцы двинулись на юг — в Льянос и на Ориноко. Сгон с земли и прямое истребление непокорных, а также эпидемии кори и оспы быстро привели к резкому сокращению индейского населения. Мно­гие племена, прежде всего прибрежные, были полностью уничтожены; другие, спасаясь от истребления, ушли в глубь девственных лесов.

Конкистадоры и первые испанские поселенцы обычно выбирали себе жен среди женщин покоренных индейских племен. Потомство от этих браков — метисы — обладало большим иммуни­тетом к завезенным европейцами заболе­ваниям. В связи с развитием плантационного хозяйства и нехваткой рабочей силы с конца XVI и вплоть до начала XIX в. в районы плантаций сахарного тростника, табака и индиго ввозились негры-рабы. Население этих районов и сейчас еще отличается более темным цветом кожи. Смешение негров с белыми привело к появлению мулатов, а смешение негров с индейцами — к появлению самбо. Так образовался довольно пестрый по своему антропологическому типу состав населения страны. По подсчетам Александра Гумбольдта, посетившего Венесуэлу на рубеже XVIII и XIX столетий, несколько больше половины ее населения составляли метисы, мулаты и самбо, четверть — креолы и европейцы, 15% — индейцы и 8 % — негры.

В течение трех веков Венесуэла была испанской колонией. Порабощенные индейцы и негры-рабы, а затем и метисы не раз восставали. Борьбой за независимость от Испании вначале руководили креолы: Франсиско де Миранда (1750— 1816), прозванный народом Предтечей, а после пленения его испанцами эту борьбу возглавил Симон Боливар (1773— 1830). Кровопролитная война за независимость Венесуэлы длилась десять лет и завершилась в 1821 г. изгнанием ис­панцев. Боливар, провозглашенный Освободителем, стал президентом Великой Колумбии, в состав которой вошла и Венесуэла. После его смерти Великая Колумбия распалась, и Венесуэла стала самостоятельной республикой.

Прежняя изоляция от внешнего мира сменилась торговлей с иностранными государствами, особенно с Англией. Ускорилось развитие капитализма. Часть помещиков стала расширять производство продуктов на экспорт. Однако коренных изменений в социально-экономической структуре страны не произошло. Негритянское и индейское население по-прежнему было лишено политических прав. Важнейший вопрос — о разделе крупных поместий — разрешен не был. Оказавшиеся у власти латифундисты-креолы не только сохранили, но и расширили свои поместья. Рабство негров было отменено лишь в середине XIX в., а система пеонажа (долговое рабство) сохранялась почти до наших дней. Пережитки феодализма серьезно тормозили развитие капиталистических отношений.

История Венесуэлы в XIX в. заполнена ожесточенной борьбой между консерваторами, представлявшими класс помещиков-латифундистов и верхушку католического духовенства, и либералами, выражавшими интересы растущей буржуазии и части помещиков, связанных с внешним рынком. Не раз эта борьба выливалась в дворцовые перевороты и ожесточенные гражданские войны. Страной правили «каудильо» — диктаторы, и она годами находилась на военном положении. Военная диктатура опиралась на наемную армию и духовенство. У власти стоял «союз помещика, священника и офицера» (в 1889 г . в армии числилось 7032 генерала!).

Борьбу внутри правящих клик испо­льзовал английский капитал. Применяя методы военно-политического нажима и в обмен на займы, английская буржуазия приобретала огромные земельные площади под плантации кофе, какао, сахарного тростника, концессии на строительство железных дорог, получала торговые привилегии. В последней трети XIX в. в страну стал проникать французский и германский, а затем американский капитал. Соперничество империалистических держав вызвало в конце 90-х годов так называемый первый венесуэльский кризис, а в 1902—1903 гг. — второй венесуэльский кризис, отмеченный В. И. Лениным в числе главнейших международных кризисов кануна первой мировой войны. Отказ в 1909 г . президента Сиприано Кастро объявить Ориноко по требованию США «открытой» рекой привел к свержению его и приходу к власти проамериканского правительства. Началась одна из самых мрачных страниц в истории страны — диктатура «старого тигра Анд», как его прозвали, генерала Хуана Висенте Гомеса, длившаяся 27 лет. Все политические партии были запрещены. Диктатор сам назначал сенаторов, депутатов и судей. Послушный ему конгресс автоматически «переизбирал» его президентом, а одного из его сыновей — вице-президентом. На важнейших постах в государстве и в армии находились его ближайшие родственники (число внебрачных детей тирана превышало 400). Гомес, представлявший интересы латифундистов и ком­прадорской буржуазии, управлял страной, как личным имением. При его содействии монополии США постепенно оттеснили английский капитал и заняли господствующее положение в экономике и политической жизни Венесуэлы. Решающую роль в этом процессе сыграло открытие здесь больших запасов нефти, положившее в годы первой мировой войны начало ее промышленной добыче. О результатах ожесточенной борьбы империалистических монополий за нефть свидетельствуют цифры. Если в 1925 г . на долю английских компаний приходилось 63%, а на долю американских — 37% добываемого тут «черного золота», то к началу второй мировой войны соперники поменялись местами: 63% до­бычи и 60% разведанных запасов венесуэльской нефти контролировали моно­полии США. Их капиталовложения в Венесуэле выросли с 18 млн. в 1919 г . до 250 млн. долл. в 1940 г .

Бурное развитие нефтяной промышленности наложило глубокий отпечаток на экономику страны. Уже не кофе и какао, как было в XIX в., а нефть стала основой экспорта. Зависимость Венесуэлы от иностранного капитала оказалась еще большей, чем раньше. Иностранные нефтяные монополии стали решающей силой в определении внутренней и внешней политики правительства.

С развитием нефтяной промышленности формировался рабочий класс, лучшие представители которого образовали затем ядро Коммунистической партии Венесуэлы, основанной в 1931 г . в глубоком подполье. Появились первые профсоюзы, разворачивалось забастовочное и студенческое движение. Стремясь подавить вся­кую попытку протеста против его режима, Гомес усилил кровавый террор. Людей арестовывали только «по подозрению» и годами держали в тюрьмах. Сотни венесуэльцев были казнены, тысячи эмигрировали. Волна демонстраций и забастовок, прокатившаяся по стране после смерти диктатора в 1935 г ., заставила нового президента Лопеса Контрераса либерализовать режим. В годы второй мировой войны Венесуэла заключила ряд - договоров с США (о военной помощи, закупке натурального каучука и др.) и предоставила североамериканским нефтяным монополиям новые концессии.

В 1945 г . к власти пришла национал-реформистская партия «Демократическое действие». Была принята демократическая конституция и введено всеоб­щее избирательное право, принят за­кон о нефти, по которому налог с при­былей иностранных монополий был повышен до 50%, легализована компартия, создана Национальная крестьянская федерация, принят прогрессивный закон о труде и т. д.

Все это вызвало тревогу и раздражение у нефтяных магнатов, а также местных латифундистов и реакционной буржуазии. В 1948 г . был совершен инспирированный ими переворот, в результате кото­рого к власти пришла сначала военная хунта, а затем новый диктатор генерал М. Перес Хименес. Его правительство спровоцировало в 1952 г . разрыв установленных в годы второй мировой войны дипломатических отношений с СССР и Чехословакией, поставило вне закона демократические организации, подавляло рабочее, крестьянское и студенческое движение и, широко используя социальную демагогию, установило в стране режим террора и насилия. Главной опорой режима стали американский империализм и армия. Хименес передал монополиям США новые нефтяные концессии, разрешил свободный вывоз валюты и предоставил иные льготы. За 8 лет его правления нефтяные компании вывезли из Венесуэлы 3 млрд. долл. чистой прибыли. Страна превратилась в подлинное нефтяное Эльдорадо, где можно было удвоить капитал за несколько месяцев, и ее наводнили севе­роамериканские дельцы. На долю Венесуэлы в те годы приходилось более половины всех капиталовложений США в Латинской Америке.

Между тем положение трудящихся с каждым годом ухудшалось. Росла дороговизна и безработица. Захватывая все новые массивы земель, иностранный капитал разорял крестьян. Тяжелое состояние национальной промышленности вызывало недовольство мелкой и средней буржуазии. В стране неудержимо нарастал протест. Националистические и антиамериканские настроения появились в армии. В оппозиции к террористическому режиму оказалась и церковь. В 1957 г . оппозиционные буржуазные партии совместно с демократическими организациями (в том числе с компартией) создали подпольную Патриотическую хунту. А в январе 1958 г . по ее призыву началась всеобщая забастовка, которая переросла в народное восстание, покончившее с диктатурой Переса Хименеса.

В 1959—1967 гг. у власти стояла партия «Демократическое действие». Было объявлено о проведении аграрной реформы. Но вскоре правительство Р. Бетанкура ввело в стране чрезвычайное поло­жение, разорвало отношения с Кубой и стало на путь прислужничества империализму США. Компартия и ряд других прогрессивных организаций были запрещены, их руководители, а также тысячи рабочих и студенческих активистов брошены в тюрьмы. Забастовочное движение подавлялось вооруженной силой. Положение трудящихся резко ухудшилось, росла безработица. Страна переживала глубокий социально-экономический и политический кризис. В ряде штатов раз­вернулось партизанское движение.

Недовольство широких слоев населения и рост антиимпериалистических настроений способствовали приходу в 1969 г . к власти социал-христианской партии (КОПЕЙ). Новое правительство предприняло ряд шагов, направленных на ограничение деятельности иностранных монополий и развитие национальной экономики, в том числе на расширение и укрепление государственного сектора в промышленности.

В частности, были восстановлены дип­ломатические отношения с СССР и другими социалистическими странами. В 1971 г . Национальный конгресс принял законы о повышении расчетных цен на экспортируемую нефть и увеличении с 52 до 60 % налога на прибыли иностранных нефтяных компаний, о безвозмездной передаче ими по истечении в 1983 г . срока их концессий в собственность государства всего оборудования по разведке, добыче и переработке нефти, о национализации добычи и распределения природного газа, о национализации внут­реннего рынка сбыта бензина и других нефтепродуктов, о контроле над иностранными банками, где не менее 80% капитала должно принадлежать венесуэльцам. В 1972 г . был денонсирован торговый договор 1939 г . с США, который венесуэльцы называли смирительной рубашкой, сковывавшей экономическое развитие страны. Только в 60-х годах Венесуэла потеряла из-за него около 5 млрд. долл.

Стремление окрепшей торговой и финансово-промышленной венесуэльской буржуазии к самостоятельной внешней политике побудило правительство пред­принять шаги, направленные на расширение торгово-экономического сотрудничества с другими странами Латинской Америки. В 1973 г . Венесуэла вступила в Андский пакт (Колумбия, Эквадор, Перу, Боливия). Однако ни одна из жизненно важных социальных проблем страны — аграрный вопрос, безработица, перенаселенность городов и острый жилищный кризис — разрешена не была. В результате после очередных выборов в 1974 г . к власти пришло правительство партии «Демократическое действие», обновившей к этому времени свою программу и руководство.

Новое правительство стало еще активнее проводить политику защиты природных богатств и национального суверенитета. При поддержке прогрессивных сил страны оно национализировало железо­рудную и нефтяную промышленность (1974—1975); восстановило дипломатические отношения с Кубой и высказалось в Организации американских государств за отмену навязанных США антикубинских санкций; вместе с правительством Мексики выступило инициатором создания ЛАЭС — Латиноамериканской экономической системы, независимой от США и включающей социалистическую Кубу; поддержало требование Панамы о восстановлении юрисдикции над зоной Панамского канала. В 1976 г . президент К. А. Перес нанес официальный визит в Москву, явившийся важным вкладом в укрепление дружбы и взаимопонимания между СССР и Венесуэлой. В результате переговоров были намечены конкретные формы дальнейшего советско-венесуэльского сотрудничества.

Природа

Венесуэлу называют страной гор, равнин и лесов. Ее можно разделить на четыре различающиеся по рельефу, климату и растительности района: горную область Анд, впадину Маракайбо, Льянос (равнины в бассейне рек Апуре и Ориноко) и Гвианское плоскогорье.

Почти весь запад и север страны занят Андами Венесуэлы — северо-восточным отрогом грандиозной горной системы Анд Южной Америки. Восточная Кор­дильера Колумбии, вступая в пределы Венесуэлы, раздваивается на два хребта: Сьерра-де-Периха, по гребню которого проходит граница с Колумбией, и откло­няющийся к северо-востоку высокий двойной хребет Кордильера-де-Мёрида. Между этими хребтами лежит впадина Маракайбо. Центральная часть хребта Кордильера-де-Мерида покрыта вечными снегами и ледниками, за что называется Сьеррой-Невадой, т. е. Снежной. Здесь находится высочайшая точка страны — пик Боливар (5007 м ). На вершине пика стоит бронзовый бюст этого выдающегося борца за независимость Венесуэлы.

К северо-востоку хребет Кордильера-де-Мерида снижается до 2000 м. , вновь раздваивается и, принимая субширотное направление, тянется на восток вдоль побережья Карибского моря. Это Кариб­ские Анды — один из наиболее подверженных землетрясениям районов Южной Америки. Землетрясение 1812 г. было настолько сильным, что первым же подземным толчком город Каракас был превращен в груду развалин. За одну минуту погибла почти четверть его населения — 10 тыс. человек. В 1900 г. он был снова разрушен землетрясением.

Низменность Маракайбо, на дне кото­рой лежит озеро того же названия, образована наносами многочисленных горных рек и в южной части сильно забо­лочена. Район озера — одно из богатейших в мире месторождений нефти.

Центральная часть Венесуэлы, между Андами и р. Ориноко в ее среднем и нижнем течении, представляет обширную равнину — Льянос, протянувшуюся на 900 км в длину и на 300 км в ширину.

Почти половину всей территории страны занимает поднимающееся к югу от нижней Ориноко Гвианское плоскогорье (венесуэльская Гуаяна) высотой 500—800 м. В его центральной части имеются изолированные вершины и плоские останцовые возвышенности — месас, или «столовые горы», поднимающиеся до 2000 м и более. В южной части плоскогорья они переходят в песчаниковые крутостенные и плосковершинные хребты Пакарайма, Парима и др. По ним проходит водораздел бассейнов рек Ори­ноко и Амазонки и граница Венесуэлы с Бразилией.

На стыке границ Венесуэлы, Бразилии и Гайаны вздымается один из самых высоких массивов плоскогорья с горами Рорайма и Кукенам, а к северу от него, в районе истоков р. Карони, находится одна из самых высоких гор Венесуэль­ской Гуаяны — Апрада-Тепуи ( 3100 м ). В этот глухой и слабо исследованный район очень трудно проникнуть: изрезанные ущельями горы и непроходимые девственные влажнотропические леса дела­ют его малодоступным. На плоских вершинах месас, достигающих 30—40 км в длину и совершенно отрезанных от всего мира обрывами до 2000 м высотой, почти не бывал человек. Именно здесь «происходят» события, описанные в знаменитом романе А. Конан-Дойля «Затерянный мир». Там же находится одна из самых больших месас — Ауян-Тепуи, назван­ная индейцами «горой дьявола».

Еще со времен конкистадоров существовала легенда о том, что где-то в этих местах есть огромный водопад, низвергающийся «прямо с неба». Веками это считалось вымыслом. Но в начале 1930-х годов американский летчик Джимми Энджелл, пролетая над мрачными отвесными скалами, на фоне которых его хруп­кий самолет казался стрекозой, увидел гигантский водопад. Огромный столб из воды, пены и пара с могучим ревом низвергался откуда-то из-за облаков, почти с самой вершины «горы дьявола».

За несколько лет до второй мировой войны Энджелл совершил новый полет туда. Выбрав ровную поляну на плоской вершине Ауян-Тепуи, он посадил там свой маленький самолет. Однако зеленая поверхность оказалась обманчивой: колеса самолета завязли в болоте, и Энджеллу едва удалось спастись. С тех пор это место и сам водопад назвали «Сальто Анхел» — прыжком ангела (игра слов: по-английски «энджелл», а по-испански «анхел» — ангел). Лишь в 50-х годах уда­лось установить, что высота этого водопада — 1054 м , т. е. он в 21 раз выше Ниагарского.

Венесуэла обладает запасами многих полезных ископаемых. Она занимает одно из видных мест в капиталистическом мире по запасам нефти. Достоверные запасы ее в 1977 г . определялись в 2,5—2,6 млрд. т, а в 1979 г . — почти в 3 млрд. т. Нефтяные месторождения тянутся по всей северной части страны. Выделяются три нефтеносных бассейна: бассейн Маракайбо (штаты Сулия и Фалькон) на северо-западе; штаты Гуарико, Монагас, Ансоатеги, Федеральная территория Дельта-Амакуро — в цен­тральной и восточной частях Льянос; штат Апуре на западе Льянос (там же находятся крупные запасы природного газа). Недавно открыты громадные (оцениваемые в 9,5—13,5 млрд. т) запасы нефти в так называемом нефтяном поясе Ориноко, протянувшемся на 600 км вдоль нижнего течения реки, а также месторождения на континентальном шельфе Венесуэльского залива. В районах Маракайбо, дельты Ориноко и на крайнем северо-востоке имеются месторождения природного асфальта, а в Андах, в районе оз. Маракайбо и южнее Барселоны, — каменного угля.

Страна богата рудами многих металлов. Так, запасы железной руды оцениваются в 2 млрд. т с содержанием железа более 50% и 8—10 млрд. т с содержанием железа 39—50%. Она обнаружена в разных районах, но месторождения северного края Гвианского плоскогорья, к югу и востоку от Сьюдад-Боливара (в районе хребта Иматака), имеют особенно важное значение. Здесь чуть ли не целые горы состоят из высококачественной железной руды. Имеются также месторождения марганцевых, никелевых, титановых, хромитовых руд, вольфрама, меди, цинка, свинца, серебра, золота, олова, сурьмы, ртути, ванадия, магнезита, бокситов, высококачественного асбеста, гипса, фосфатов, слюды, горного хрусталя, драгоценных камней. Но добыча их либо ведется в самых скромных размерах, либо не ведется совсем. На Гвианском плоскогорье и в районе Каракаса найдены место­рождения ториевых и урановых руд.

После второй мировой войны на р. Парагуа и ее притоках были открыты место­рождения алмазов. О венесуэльской Гуаяне заговорили как о «геологической сенсации». Вспыхнула подлинная «алмазная лихорадка», подобная описанной в свое время Джеком Лондоном «золотой лихорадке» в Клондайке. В дебри Гвиан­ского плоскогорья ринулись тысячи людей: авантюристов, агентов горнопромышленных компаний, старателей. Но лишь очень немногие вернулись оттуда с удачей. Новая вспышка «алмазной лихорадки» в этом районе произошла в 1971 г .

Расположенная в низких широтах, Венесуэла имеет субэкваториальный жар­кий климат. Разница средних температура самого холодного и самого теплого месяца не превышает 5°. Летом территория страны находится под воздействие влажных экваториальных воздушных масс, а зимой — сухих северо-восточные пассатов. Поэтому, за исключением значительной части Гвианского плоскогорья имеющей обильные круглогодичные осадки, для Венесуэлы характерны сухой период (с октября по март) и влажный период (с апреля по сентябрь). В горной полосе Анд климат зависит не только от сезонности в выпадении осадков, но и от высоты, а также от расположения горны склонов.

Наибольшей сухостью отличаются плоскогорье Фалькон-Лара, прибрежная по­лоса и острова Карибского моря. Это район самых высоких температур воздуха в американских тропиках. Порт Ла-Гуайра, например, где выпадает всего 280 мм годовых осадков, венесуэльцы шутя называют преддверием ада. В районе оз. Маракайбо осадков выпадает в 6 раз больше (до 1800 мм ), а средняя годовая температура (28°) — наивысшая для Латинской Америки. Пло­хая «проветриваемость» окруженной ; трех сторон горами болотистой низменности приводит к большой относительной влажности, очень тяжело переносимой человеком, в сочетании с исключительной жарой.

Почти половина из тысячи с лишним рек Венесуэлы сбегает с Анд и Гвианского плоскогорья в Ориноко, третью по величине реку Латинской Америки Бассейн ее занимает площадь около 1 млн. кв. км. После Диего Ордаса и других испанских конкистадоров, неоднократно поднимавшихся вверх по реке в тщетных поисках легендарного Эльдорадо, многие пытались найти ее истоки. Однако удалось это сделать лишь в 1951 г . специальной франко-венесуэльской экспедиции, установившей наконец точную длину реки — 2740 км . В верхнем течении Ориноко несет свои воды на северо-запад. Ниже селения Эсмеральда, достигая уже 700 м ширины, она натыка­ется на большой скалистый порог, разбивающий ее на два потока. При этом основной поток сохраняет прежнее направление — на северо-запад, меньший же — р. Касикьяре — сворачивает на юго-запад. А так как здесь начинается уклон поверхности к юго-западу, то Касикьяре уже не возвращается к Ориноко, а несет свои воды к Риу-Негру, одному из крупных притоков Амазонки. Это и есть знаменитая бифуркация Ориноко — крупнейшее в мире раздвоение реки, при котором каждый из двух рукавов отно­сится к разным речным системам. Касикьяре в ряде мест похожа на канал шириной примерно 400 м , и существуют даже предположения, что водяной мост, соеди­няющий Ориноко с Амазонкой, — дело рук древнейших обитателей этого района.

В среднем течении Ориноко пробивает себе путь по кристаллическим породам окраины Гвианского плоскогорья и, про­рываясь сквозь строй порогов, образует многочисленные водопады и перекаты. Ниже устья крупнейшего левого притока — Меты пороги исчезают и река становится судоходной. В том месте, где в нее лениво и широко вливается другой крупный левый приток — Апуре, Ориноко сворачивает на восток. Постепенно расширяясь (кое-где до 25 км ), она течет по южной окраине Льянос. Ниже Сьюдад-Боливара глубина реки достигает 30 м , сюда проникают морские приливы, и на протяжении 400 км Ориноко доступна для океанских судов. Миновав Барранкас, она разливается громадной, переплетенной многочисленными рукавами и сильно заболоченной дельтой, кото­рая простирается почти вдоль всего атлантического побережья Венесуэлы.

Ориноко — важнейшая торговая и транспортная артерия, играющая огромную роль в экономическом развитии Льянос и северной части Гвианского плоскогорья. Левые притоки ее на равнине Льянос имеют медленное течение, а в период дождей разливаются, затопляя большие пространства. Сбегающие с Гвианского плоскогорья правые притоки — Вентуари, Каура, Карони (с притоком Парагуа) и др. — стремительны, бурны, изобилуют порогами и водопадами. Они непри­годны для судоходства, но обладают большим энергетическим потенциалом.

Озеро Маракайбо крупнейшее в Венесуэле: площадь его — около 15000 кв. км, длина — 155 км, ширина — 120 км , глубина в среднем 20—30 м. На севере оно соединено четырьмя протоками с Венесуэльским заливом Карибского моря, и вода его там солоновата. Озеро Валенсия, расположенное в межгорной долине Карибских Анд, второе по величине в стране. С востока в него впадает р. Арагуа, а с юго-запада оно еще в XIX в. имело сток на равнину Льянос. Но с тех пор уровень его понизился, и теперь оно бессточно.

Для навигации пригодно лишь 10% рек, но по запасам гидроэнергоресурсов, оцениваемых в 40 млн. кВт, Венесуэла занимает третье (после Бразилии и Колумбии) место в Латинской Америке.

Для жаркого пояса, в котором лежит большая часть страны, характерно чрезвычайное разнообразие растительности. Дикорастущая флора насчитывает здесь 7 тыс. видов. В лесах, занимающих 40% территории Венесуэлы, свыше 600 древесных пород — втрое больше, чем во всей Европе. «Нигде великолепные тропические леса с их сотнями лиан... не отличаются большим разнообразием растительных форм, чем в обширном архипелаге устьев Ориноко или по окружности оз. Маракайбо, у подножий гор Сьерра-Невада-де-Мерида», — писал Э. Реклю. Для этих лесов характерна исключительная густота, причем самые высокие достигают 45- 50 м . пробраться сквозь заросли валжнотропического леса почти невозможно даже с топором. Тянущиеся иногда на сотни километров леса, особенно на востоке и юге Гвианского плоскогорья, где они примыкают к экваториальным лесам бассейна Амазонки, до сих пор еще пребывают в диком состоянии. Редкие тропинки большей частью идут вдоль рек, которые служат здесь единственными настоящими «дорогами». Центральная и северная часть венесуэльской Гуаяны покрыта менее влажными и высокоствольными, но тоже труднопроходимыми лесами с многими ценными породами деревьев, а также пятнами саванн в подветренных участках.

Более трети площади Венесуэлы зани­мают саванны равнин Ориноко, называемые Льянос. В сезон дождей, когда реки выходят из берегов и затопляют огром­ные пространства, Льянос покрываются обильными и сочными злаковыми травами, достигающими 2 м высоты. В ноябре—декабре воды паводка спадают, а в январе начинается засуха без единой капли дождя до конца марта. Ручьи пере­сыхают, небольшие реки постепенно превращаются в цепочки болот и луж. Солнце почти полностью выжигает травяной покров. Низкорослые деревца, образующие клочки кустарникового леса, теряют листву; вечнозелеными остаются лишь кроны маврикиевых пальм.

Климат и почвы Венесуэлы благопри­ятны для выращивания самых различных сельскохозяйственных культур. Основная земледельческая зона расположена на высоте от 300 до 1800 м над ур. моря. В жарком поясе находятся плантации какао, кокосовой пальмы, сахарного тростника, каучуконосов, хлопчатника, табака, цитрусовых, мангового дерева, бананов. Важнейшей культурой средне горного «умеренного» высотного пояса является кофе. Здесь же выращиваются основные продовольственные культуры: кукуруза, маниока, ямс, фасоль, батат. Тут также имеются посевы риса, сахарного тростника, табака, но, кроме того, появляются овес, ячмень, картофель и различные овощи. В садах рядом с бананами, пальмами и папайей растут сливы, айва, персики. Для прохладной горной зоны характерны ячмень, пшеница и другие хлебные злаки, горох, конские бобы и различные овощи, а также плодовые растения умеренного климата. Выше других культур (до 3000 м ) забирается знаменитый андский картофель.

Чрезвычайно богат и разнообразен животный мир тропических лесов и саванн, рек и озер Венесуэлы. В лесах большинство млекопитающих живет на деревьях. Это ленивец, около двух десятков видов широконосых цепкохвостых обезьян, совершающих опустошительные набеги на плантации и сады. На опушках и по берегам рек встречаются тапиры и водосвинки. Здесь же обитают дикие свиньи — пекари. В лесах и саванне водятся мелкие и крупные грызуны, в том числе «золотой заяц» — агути, различные виды небольших оленей, лисицы, опоссум, древесный дикобраз, муравьед и броненосец. Из хищных наиболее типичны южноамериканский цепкохвостый енот — кинкажу, ягуар, «американский лев» — пума и другие, более мелкие виды диких кошек.

Здесь водится множество ядовитых змей, укус которых смертелен, в том числе несколько видов гремучих змей, мапанаре, желтая змея кумаима. Среди крупных змей выделяются анаконда, удав боа и «королевский удав». Последний известен как истребитель крыс, и его дер жат не только в складских помещениях и амбарах, но иногда и в жилых домах. Ночью удав охотится, а днем спит или греется на солнце. Он привязывается к дому и, если его увозят, нередко возвращается назад.

Из других пресмыкающихся водятся игуана, кайманы и черепахи. Крупными морскими черепахами особенно славится остров Ла-Тортуга. Из земноводных интересна жаба-великан (до 1 кг весом).

Среди пресноводных рыб распространен угорь тембладор, электрический разряд которого способен оглушить быка, переходящего вброд реку, двоякодыша­щая рыба, имеющая помимо жабр легкие, и пиранья (иначе карибе) — похожая на карпа рыба длиной 30—40 см с острыми, как бритва, трехгранными зубами. Пираньи живут огромными стаями и, если в воде появится капля крови, приходят в неистовство. Тысячи их атакуют любое животное, и через несколько минут от него остается один скелет. Даже крокодил, раненный копьем индейца-охотника, предпочитает выбраться на берег, если рядом находятся пираньи. Море у венесуэльского побережья изобилует промысловой рыбой (испанская макрель, ке­фаль, сардина, тунец, сельдь, морской окунь и т. д.), а также лангустами, креветками, крабами, различными моллюсками.

Мир пернатых насчитывает тысячи видов и подвидов. Многочисленны и разно­ образные насекомые (здесь имеются сотни видов бабочек, жуков, муравьев, тер­митов, москитов), а также пауки и скорпионы.

Население

В 1823 г . население Венесуэлы составляло 766 тыс. человек, почти 100 лет спустя — в 1920 г . — оно насчитывало уже 2,4 млн., а в 1975 г . — 12 млн. человек. Но, несмотря на рост общей численности населения, отдаленные районы страны оставались незаселёнными. Вплоть до второй мировой войны все попытки заселить эти районы переселенцами из Европы были безуспешны. Однако после войны бурное развитие нефтяной промышленности и нехватка квалифицированной рабочей силы вызвали значительный приток сюда иностранных рабочих, техников, инженеров. Кроме того, правительство, стремясь колонизовать слабо освоенные глубинные районы, развернуло в Европе кампанию вербовки переселенцев, и в страну хлынул поток иммигрантов, поверивших агентам-вербовщикам, изображавшим Венесуэлу чуть ли не тропическим раем. Их послали на неосвоенные земли Гвианского плоскогорья. Часть этих переселенцев погибла там, другие уходили в батра­ ки, издольщики, нанимались на плантации, рудники, нефтепромыслы. Не зная языка, законов и обычаев, они подвергались жесточайшей эксплуатации. Начавшаяся вскоре безработица заставила правительство отказаться от планов колонизации. Часть иммигрантов осела в Кара­ касе, Маракайбо и других городах, многие из них вынуждены были вернуться на родину. В числе последних оказался и бывший летчик эскадрильи «Нормандия—Неман», капитан Ф. де Жоффр, написавший книгу о Венесуэле и назвавший ее «страной напрасных надежд».

С конца 50-х годов темпы иммиграции стали сокращаться. Число иностранцев, осевших в Венесуэле, в середине 70-х годов превысило 800 тыс. Большинство их проживало в Каракасе и Федеральном округе, а также в штатах Арагуа и Сулия и было занято в строительстве, торговле и сфере услуг, обрабатывающей промыш­ленности. Приток иммигрантов не только повысил темпы прироста населения, но и, поскольку среди них была значительна доля квалифицированных рабочих и спе­циалистов, стимулировал развитие капитализма в стране, а также оказал влияние на становление венесуэльского рабочего класса.

В связи с высоким естественным приро­ стом населения и значительным увеличе­ нием иммиграции средний ежегодный прирост населения в Венесуэле в 50-х годах составлял 4,9%. В 60-х годах иммиграция была невелика, но естественный прирост населения оставался высоким — в среднем 3,5% в год. К 1985 г . численность населения страны, по некоторым прогнозам, превысит 17 млн. человек.

Венесуэльская нация сложилась в результате смешения различных этнических и расовых групп: испанских и баскских переселенцев, индейцев и негров. Прибытие в послевоенное десятилетие сотен тысяч европейских иммигрантов (в основном из Испании, Италии и Португа лии), несомненно, привело к некоторым сдвигам в соотношении различных расо вых элементов в составе населения Венесуэлы. Примерно три пятых составляют метисы, а также мулаты и самбо, 20% — креолы и европейцы, 5% — негры, 1,5—2% —индейцы. Однако, хотя негры и сыграли свою роль в формировании венесуэльской нации, в целом по стране негритянская примесь значительно менее заметна, чем у кубинцев или бразильцев.

По вероисповеданию большая часть венесуэльцев принадлежит к католической церкви. Однако влияние ее на широкие массы населения довольно ограниченно. Церковь ведет миссионерскую работу среди «лесных» индейцев.

Венесуэльцы — «молодая» нация. Свыше половины жителей страны моложе 19 лет. Мужчин в стране несколько больше, чем женщин (почти 51%).

Средняя плотность населения невели­ ка— 16 человек на 1 кв. км, но размещено оно крайне неравномерно. В прибрежных и горных штатах, расположен ных на севере и северо-западе страны и занимающих лишь 20 % ее территории, сосредоточено почти 80% всего населения. Здесь находятся главные земледельческие зоны и основные сгустки сельского населения, а также почти все крупные города..

В то же время на долю Гвианского плоскогорья, занимающего почти половину площади страны, приходится всего 3% населения. Слабо заселены были раньше и Льянос, но в послевоенные десятилетия там была найдена нефть и возникло много поселков иностранных нефтяных компаний. Некоторые из них превратились затем в города с десятками тысяч жителей. Сейчас на долю этого района приходится около 20% населения страны.

До второй мировой войны более 70% венесуэльцев проживало в сельской местности. В годы войны и в послевоенный период резко выросли масштабы внутренних миграций населения. В 1936 г . вне штатов, в которых они родились, проживали 10% венесуэльцев, а в 1961 г . — 22 %. Рост капитализма в сельском хозяйстве, сопровождавшийся аграрными кризисами, обезземеливанием и обнищанием крестьян, кустарей и других мелких производителей, торговцев и т. д., привел к тому, что сотни тысяч людей из горных штатов Тачира, Мёрида, Трухильо, Лара, Яракуй, с острова Маргарита, привлеченные рассказами о баснословно высоких заработках, бросили плуг, покинули плантации и ушли на нефтяные промыслы в штаты Сулия, Ансоатеги, Баринас, Монагас, Португеса, в Каракас и другие города Федерального округа и соседних штатов Арагуа и Карабобо. Но внутренние миграции не ограничивались переселением из деревень. Многие переселялись из мелких городов в районы большей экономической активности, в новые центры притяжения населения, появившиеся на севере штатов Боливар и Фалькон, на территории Дельта-Амакуро и в других районах страны в связи с развитием нефтехимической, металлургической, машиностроительной и горнодобывающей промышленности.

Ускоряя темпы пролетаризации населения, миграции способствовали дальнейшему росту в Венесуэле капитализма. Но, способствуя росту численности про­ летариата и концентрации его в важнейших промышленных центрах, они тем самым ускоряют и развитие его револю ционного потенциала.

Параллельно с процессами миграции и урбанизации менялись характер занятости и социальная структура населения. В частности, в 1951 г . в промышленности, строительстве, электроэнергетике и коммунальном хозяйстве, на транспорте и в связи было занято 23 %, а в 1974 г . —32% экономически активного населения, в торговле — соответственно около 9 и свыше 17, в сфере услуг — 20 и 25 %. В то же время в сельском хозяйстве доля его сократилась более чем вдвое.

Самым многочисленным, прогрессивным и быстро растущим классом в стране является пролетариат. Городской и сельский пролетариат составляет более по­ловины экономически активного населения.

Второй по численности класс— крестьянство — весьма разнороден: две трети его— полупролетарии (конукеро), име­ющие небольшой участок на земле латифундиста или на залежных землях и дополнительно работающие в каком- либо имении; в оставшуюся треть входят мелкие и средние, а также зажиточные крестьяне (число последних в 60—70 -х годах несколько возросло в связи с осуществлением аграрной реформы).

Класс латифундистов по своей численности не превышает 3,5 тыс. человек, но в их руках все еще остается более половины всей находящейся в частном владении земли. Крупная буржуазия также невелика, однако за последние десятилетия она заметно обогатилась и укрепила свои позиции в экономической жизни страны. Концентрация производства, слияние банковского и промышленного капита­ лов привели к появлению ряда монополистических групп и образованию местной финансовой олигархии. Она связана с иностранным капиталом, имеет своих людей на ключевых постах в финансовых и других органах государства. Крупная буржуазия — это главный господствующий класс, сознающий свои интересы, оказывающий всевозрастающее влияние на политику правительства и эксплуатирующий не только трудящихся, но и на­ циональную — среднюю и мелкую — буржуазию.

Выросшая на периферии средняя — торговая, промышленная и аграрная — буржуазия, не связанная с иностранным капиталом и ущемляемая им, также окрепла. Она объединена в таких организациях, как «Про-Венесуэла», Ассоциация экспортеров, Ассоциация производителей сахара, Федерация сельскохозяйственных кооперативов. Составляя менее 10% населения, латифундисты и буржуазия получают 90% национального дохода.

Городская мелкая буржуазия в Венесуэле довольно многочисленна, что объясняется относительно молодым капиталистическим развитием страны. Причем для нее, так же как и для латифундистов, крупной и средней буржуазии, характерен более высокий, чем для трудящихся классов, удельный вес лиц креольского и европейского происхождения.

По темпам урбанизации Венесуэла идет впереди большинства латиноамериканских стран. В 1941 г . только два города — Каракас и Маракайбо — имели более 100 тыс. жителей, а сейчас таких городов десять. Более 80% венесуэльцев живут в городах, в том числе одна пятая — в столице и ее пригородах. Причем наряду с ростом старых городов в Льянос, на побережье Карибского моря и на севере Гвианского плоскогорья появились новые, быстро растущие промышленные центры и портовые города: Эль-Тигре, Пунто-Фихо, Матансас, Сьюдад-Гуаяна и др.

Большинство городов еще сохраняют в центре старые испанские планировку и облик. Однако в крупнейших из них за последние десятилетия появились десятки современных многоэтажных зданий из бетона, металла и стекла, выросли «урбасьонес» — районы новых жилых кварталов. Но в то же время быстрые темпы урбанизации привели к появлению на окраинах многих городов трущоб — «барриос», состоящих из жалких домишек и лачуг, часто не имеющих ни водопровода, ни электричества. Таковы условия жизни значительной части городского населения, в том числе трети жителей столицы.

В сельской местности живет менее одной пятой населения страны. В основном это метисы и индейцы, причем последние вытеснены в самые глухие и бесплодные районы. Численность индейцев сократилась с 300 тыс. в XV в. до 100—150 тыс. в настоящее время. В Венесуэле насчитывается 11 индейских языков и около 150 диалектов. Местная статистика делит индейцев на «цивилизованных», т.е. втянутых в той или иной степени в господствующие в стране социальные отношения и более или менее близких по материальной и духовной культуре к основной массе сельского населения, и «неассимилирован ных», или «лесных», сохраняющих почти тот же образ жизни, что вели их предки сотни лет назад. Поскольку «лесные» индейцы переписью населения не охватываются, численность их оценивается приблизительно. В 1941 г . она определялась в 100 тыс., а к 1971 г . сократилась примерно до 30 тыс. человек. В лесах и саванне Гвианского плоскогорья имеются поселения индейцев карибской языковой группы— племен макиритаре, каринья, яварана, пемоне, панаре. К обособленным языковым группам там принадлежат индейцы шириана, пиароа, яруро, гуахи-бо, отомаки. Индейцы гуайбокуибо, кур- рипако, баниве, баре, гуарекена, явитеро и другие племена аравакской группы сохранились кое-где у колумбийской и бразильской границ. В 1951 г . франко-венесуэльская экспедиция обнаружила на крайнем юго-востоке этого района одно из племен индейцев вайка или яноама, никогда еще не имевших контакта с белым человеком. В пограничных с Ко­ лумбией горных лесах хребта Сьерра-де-Периха сохранилось несколько тысяч индейцев мотилонов, упорно не желающих вступать в контакты с властями и с оружием в руках отстаивающих свою свободу.

К «ассимилированным» в той или иной мере индейцам относятся гуарауны, живущие в дельте Ориноко, ряд индейских общин в восточных Льянос, гуахиро — на северо-западе. Еще в начале XX в. индейцы гуахиро аравакской языковой семьи жили по берегам Кататумбо и других рек в районе оз. Маракайбо. Но с открытием там нефти иностранные компании стали скупать земли и сгонять с них индейцев. В 1949 г . агенты компаний спровоцировали «войну» между племена­ ми, в результате чего 3 тыс. семей индейцев потеряли свою землю и имущество. Сейчас большинство гуахиро оттеснены на пустынный и засушливый полуостров Гуахира. Кстати они, видимо, единственная индейская этническая группа, вступившая на путь сложения народности (среди них уже довольно далеко зашел процесс имущественной и социальной дифференциации). В 1973 г . американские нефтяные компании попытались силой захватить земли индейцев племени качипо в восточной части Льянос.

Защита прав индейского населения — одно из программных требований Коммунистической партии Венесуэлы. Еще в 1947 г . была создана Национальная ко­ миссия по делам индейцев. Но большинство из них по-прежнему прозябают в нищете и отсталости. Тысячи индейцев ежегодно уходят в поисках заработка на нефтепромыслы и плантации, нанимаются матросами и кочегарами на суда, плавающие по оз. Маракайбо, либо чернорабочими в городах.

Негры, живущие главным образом в прибрежной полосе и на низменности Маракайбо, также работают в качестве матросов, кочегаров, портовых рабочих, шоферов, рабочих на нефтепромыслах, в сфере обслуживания и на промышленных предприятиях в городах.

Хозяйство

Венесуэла была первым в истории экспортером «черного золота» — еще в 1539 г . в Мадрид была отправлена отсюда бочка нефти. Но в колониальную эпоху основными статьями вывоза страны были индиго и сахар, а в XIX — начале XX в. — кофе и какао. Однако, после того как в 1922 г . близ деревушки Кабимас, у оз. Маракайбо, в небо ударил мощный нефтяной фонтан, здесь начался «нефтяной бум». Венесуэла стала одним из круп­ нейших в мире производителей «черного золота», и с тех пор оно почти всегда составляло 90% стоимости ее экспорта.

Близость месторождений к морю, облегчающая транспортировку нефти, высокий дебит скважин и низкий уровень жизни народа, обеспечивший дешевую рабочую силу, а также политика свободного допуска в страну иностранного капи­ тала сделали Венесуэлу приманкой для нефтяных монополий. В годы второй мировой войны началась эксплуатация новых нефтяных месторождений, открытых в восточной, а в 50-х годах и в западной части Льянос. К 1958 г . общая площадь нефтяных, в основном североамериканских и английских, концессий достигла 68 тыс. кв. км, превысив площадь Бельгии, Голландии и Люксембурга, вместе взятых.

После второй мировой войны на правобережье Ориноко, в ее нижнем течении, были открыты богатейшие залежи железной руды, разработку которых захватили монополии США. Они проникли также в обрабатывающую промышленность, сельское хозяйство, сферу услуг. В 1967 г . иностранные капиталовложения в Венесуэле достигли 5,5 млрд. долл., из которых 71% принадлежал США и около 25%— Англии. Более половины всего иностранного капитала было вложено в нефтяную, 22% —в обрабатывающую и 4% —в горнорудную промышленность. Только с 1960 по 1970 г . американские компании перевели из Венесуэлы в США в виде прибылей 7,2 млрд. долл., т. е. гораздо больше, чем они здесь вложили. Прибыли монополий США в Венесуэле составляли одну треть их прибылей в Латинской Америке.

Иностранный капитал превратил Венесуэлу в поставщика нефти и железной руды на мировой рынок, придав ее хозяйству уродливую, однобокую специализацию: доля нефти в валовом национальном продукте (ВНП) составляла 20%, а в экспорте — 91%.

Деятельность иностранных монополий в Венесуэле представляла классический пример империалистического грабежа, превращения самостоятельного государства в сырьевой придаток капиталистических держав. Обрабатывающая промышленность в стране была развита весьма слабо, а сельское хозяйство оказалось в таком состоянии, что большую часть продовольствия приходилось ввозить. Исключительная неравномерность развития хозяйства находила свое отражение и в его географическом размещении: почти все промышленное производство было сосредоточено на севере и северо-запа­ де — в районе Карибских Анд и бассейне оз. Маракайбо. Лишь в 50—60-х годах возникли новые растущие промышленные очаги в восточных районах Льянос и на правобережье нижней Ориноко. Но в общественном производстве до сих пор еще сохраняется многоукладность: наряду с высококонцентрированным капиталистическим производством в ряде отраслей промышленности в деревне кое-где существуют полуфеодальные пережитки, а в некоторых окраинных районах сохрани­ лись даже первобытнообщинные отношения.

Между тем в 60—70-х годах Венесуэла по темпам экономического развития вышла на одно из первых мест в Латинской Америке. Рост добычи и экспорта нефти, обеспечивший большие налоговые посту­ пления и приток твердой валюты, позво лил венесуэльскому правительству создать значительные накопления для финансирования экономики. Государственный сектор хозяйства развивался как в области инфраструктуры (дорожно-транспортное, гидротехническое строительство, электроэнергетика), так и в нефте­химической, металлургической и металлообрабатывающей промышленности. Уже в 1973 г . на его долю приходилась одна треть крупных промышленных предприятий. А после национализации железорудной и особенно нефтяной промышленности Венесуэла, занимавшая ранее первое место в Латинской Америке по объему иностранных капиталовложений, превратилась в страну, экономика которой контролируется государством в большей степени, чем в любой другой капиталистической стране западного полушария.

Государственная компания «Петролерос венесоланос» стала девятой крупней­шей нефтяной компанией мира, владельцем принадлежавших ранее иностранному капиталу 12 тыс. действующих скважин, 10 тыс. км нефте- и газопроводов, 12 нефтеперерабатывающих заводов, а также морских причалов и складских сооружений.

Стремясь ограничить засилье чужеземных монополий и в других важных сферах экономики, правительство запре­тило иностранные капиталовложения в коммунальное хозяйство, энергоснабжение, связь, радиовещание и телевидение, пассажирский и грузовой транспорт, издательское и рекламное дело. Иностранным компаниям в целом ряде отраслей было предложено в течение трех лет не менее 80% своих акций передать венесуэльцам.

Все эти меры явились важным шагом вперед в борьбе за подлинную национальную независимость и суверенитет. Однако нефтяные монополии еще сохра­ няют право заниматься сбытом и транспортировкой венесуэльской нефти и по­ставкой технологии, им выплачивается компенсация в сумме более 1 млрд. долл., разрешено создание смешанных предприятий в нефтяной промышленности с участием иностранного капитала.

По величине валового национального продукта Венесуэла в 70-х годах заняла четвертое, а по доле его на душу населения — первое место в Латинской Америке. Примерно одна треть ВНП приходится на долю промышленности, одна четвертая — на сферу торговли, и только 8 % — на сельское хозяйство.

В 60—70-х годах экономика Венесуэлы в значительной мере развивалась по планам, разработанным Центральным управлением по координации и планированию (КОРДИПЛАН). В частности, пятый план национального развития (1976— 1980 гг.) ставил целью дальнейшее сокращение зависимости от экспорта нефти и использование возросших доходов от него для диверсификации хозяйства и создания прочной индустриальной и сельскохозяйственной базы в стране. С этой целью основные инвестиции были на­ правлены в железорудную, сталелитейную, алюминиевую, машиностроительную, химическую, судостроительную промышленность и строительство портов. Однако, как правило, эти планы полностью и в намеченные сроки осуществить не удавалось.

Заметные сдвиги произошли в структуре экономически активного населения, в частности число занятых в промышленности с 1950 по 1975 г . возросло почти втрое.

Одной из наиболее быстро развивающихся отраслей хозяйства является электроэнергетика: в 60—70-х годах ежегод ный прирост выработки электроэнергии превысил 10%. Более одной трети ее производят ГЭС. Венесуэла занимает четвертое (после Бразилии, Мексики и Аргентины) место в Латинской Америке по установленной мощности электростанций (8,2 млн. кВт в 1979 г .) и выработке электроэнергии (31 млрд. кВт-ч), а по производству и потреблению ее на душу населения — первое место. Только ГЭС Гури на р. Карони по завершении строительства ее третьей очереди будет иметь мощность 9 млн. кВт. Намечается строительство ГЭС мощностью 1 млн. кВт на р. Апуре.

Добывающая промышленность занимает важное место в хозяйстве страны. В 1970 г . в Венесуэле было добыто 194 млн. т нефти. Однако в 70-х годах правительство проводило политику сокращения добычи нефти с целью сохране­ния ее запасов. В связи с резким повышением мировых цен на нефть в годы энер­гетического кризиса доходы страны от ее экспорта заметно возросли, несмотря на сокращение его объема. В 1979 г . было добыто 128 млн. т.

Более 80% всей нефти добывается в бассейне оз. Маракайбо, около 20% — на востоке, 3% — на юго-западе. Вместе с нефтью залегает 95% разведанных запа­сов природного газа. Добыча его в середине 70-х годов составляла около 50 млрд., а в 1979 г . — 35 млрд. куб. м.

В отличие от нефтедобычи продукция горнорудной промышленности хотя и растет довольно быстро, но не достигает и 1% стоимости ВНП. Львиную долю ее составляет железная руда. Основные ме­ сторождения— Сан-Исидро, Серро-Бо ливар и Эль-Пао— находятся на севере Гвианского плоскогорья. Руда добывает­ ся открытым способом и содержит 60— 70% железа. В конце 70-х годов добыча составляла 12—15 млн. т в год, из которых более половины было вывезено в США и 40% — в Западную Европу.

На Гвианском плоскогорье (в районе Упаты) и близ Валенсии в небольших количествах добывается марганцевая, а в Карибских Андах— никелевая руда, цинк, свинец, серебро, асбест. Близ города Сан-Кристобаль ведется добыча фосфоритных руд, в том числе и содержащих уран, а также каменного угля. На острове Маргарита добывается магнезит, в Нарикуале (близ Барселоны) и в Гуасаре — каменный уголь.

Добыча золота ведется в Эль-Кальяо на Гвианском плоскогорье. В том же районе растет добыча алмазов (ежегодно добывается 700—800 тыс. каратов). Открытие новых месторождений в бассейне р. Кучиверо (сопровождавшееся очередной «алмазной лихорадкой»), подняло ее в 1975 г . до 1060 тыс. каратов и превратило Венесуэлу в крупнейшего в Латинской Америке поставщика алмазов, но к 1979 г . добыча сократилась до 756 тыс. каратов.

Обрабатывающая промышленность, особенно новые ее отрасли — химическая (включая нефтехимию), нефтеперегонная, машиностроение (включая автосборочное), металлургия, развивается в послевоенный период почти вдвое быстрее, чем экономика страны в целом. Однако львиную долю стоимости валовой продукции обрабатывающей промышленности все еще дают пищевкусовая, текстильно-швейная, кожевенно-обувная, деревообрабатывающая и другие «старые» отрасли. Более 25% стоимости валовой продукции обрабатывающей промышленности приходится на переработку нефти. Венесуэла — крупный экспортер нефтепродуктов. В 60—70-х годах всту­пили в строй три крупных государственных нефтехимических комбината: в Мороне (близ Пуэрто-Кабельо), Эль-Табласо (на побережье Венесуэльского залива) и «Нитровен Орьенте» (близ Барселоны). Намечается модернизация крупнейших заводов по прямой переработке нефти в Амуае и Пунта-Кардон на полуострове Парагуана. С участием японского капи­тала строятся два новых нефтеперерабатывающих завода — в районе оз. Маракайбо и в Пуэрто-Ордас. Построено несколько заводов по переработке природного газа.

Разработка богатейших месторождений железной руды послужила основой для создания в стране современной металлургической промышленности. В 1962 г . вступил полностью в строй первый государственный металлургический комбинат с полным циклом, использующий электрические доменные печи, на правобережье нижней Ориноко — в районе Сьюдад-Гуаяны. Там же намечено создание нового металлургического завода, построены два алюминиевых завода, завод железорудных брикетов и два завода по прямому восстановлению железа из руды. Второй металлургический комплекс создается в районе оз. Маракайбо. Венесуэла вышла на четвертое место в Латинской Америке (после Бразилии, Аргентины и Мексики) по выплавке чугуна и стали, производство которой намечено к 1990 г . довести до 15 млн. т.

Развивается и машиностроение, основой которого стала автосборочная промышленность. Действуют заводы по производству тракторов и сельскохозяйственного инвентаря, транспортного и строительного оборудования, инструментов и другие металлообрабатывающие предприятия. Имеются также предприятия по производству электро-, радио- и телевизионной аппаратуры.

В связи с крупным строительством в нефтяной, горнорудной и обрабатывающей промышленности, городским и автодорожным строительством быстро растет производство стройматериалов. По производству цемента на душу населения Венесуэла опередила все страны Латин­ской Америки.

Наблюдается интенсивный процесс концентрации производства: 80% всех рабочих заняты на крупных и средних фабрично-заводских предприятиях. Доля сельского хозяйства в валовом национальном продукте за последнюю треть века сократилась с одной трети до одной двенадцатой. Страна располагает значительным количеством удобных для обработки земель, однако обрабатывается лишь небольшая часть их. Кроме того, до недавнего времени в стране господствовала отсталая форма землевладения и землепользования, при которой на долю 2% хозяйств, принадлежавших крупнейшим землевладельцам, приходилось 80%, а на долю половины всех хозяйств — только 1% учтенного земельного фонда. Это обусловило крайне низкий уровень использования земли и производительности труда. В результате сельское хозяйство было наиболее отсталой отраслью экономики. В 1950 г . импорт продовольствия и сельскохозяйственного сырья составлял половину, в 1960 г . — треть их потребления в стране.

Положение стало меняться в 60—70-х годах по мере проведения аграрной реформы. За счет выкупа правительством у латифундистов не использованных ими земель, а также из государственного земельного фонда значительная часть крестьян получила земельные участки. Однако десятки тысяч крестьянских семей еще не имеют своей земли и бедствуют, а большую часть всех кредитов получила мелкая и средняя сельская бур­жуазия. Хозяйства зажиточных крестьян пользуются поддержкой властей, применяют труд постоянных и сезонных рабочих и производят как продовольствие на рынок, так и сырье для обрабатывающей промышленности. Богатые крестьяне, и особенно владельцы крупных капитали­ стических рисоводческих, табаководческих, хлопководческих, картофелеводческих хозяйств, все шире используют современную технику, сортовые семена и удобрения. Тем не менее ввоз продовольствия в стране растет и обходится не менее 1 млрд. долл. в год.

Аграрная политика правящих кругов, направленная на создание социальной опоры для себя в деревне и превращение старых латифундий в крупные капиталистические хозяйства современного типа, способствует вытеснению докапиталистических форм аграрных отношений капи­ талистическими. Однако производственные отношения в венесуэльской деревне все еще отличаются большим разнообразием. В крупнейших хозяйствах, принадлежащих местным латифундистам, аграрной буржуазии, иностранным компаниям, используется труд не только наемных рабочих, но и арендаторов-издольщиков и батраков-пеонов. В то же время с развитием капитализма в деревне образовался значительный отряд сельскохозяйственных рабочих, занятых на плантациях и капиталистических фермах. Аграрная реформа, таким образом, привела к серьезным сдвигам, объективным результатом которых неизбежно явится качественное изменение характера крестьянского движения. Оно начинает все более приобретать антикапиталистическую направленность, что создает предпосылки для более тесного союза трудящихся деревни с рабочим классом.

Земледелие дает 45% стоимости продукции сельского хозяйства. Основной земледельческий район — горная область на севере и северо-западе Венесуэлы. Здесь находится две третьих всех пахотных земель, в том числе большинство крупных плантаций и крестьянских хозяйств. В Льянос земледелие развито главным образом у подножий Анд и кое-где вдоль рек. Бич этого района — засухи, и в связи с этим правительство осуществляет здесь 30-летний план развития водного хозяйства, предусматривающий строительство плотин и орошение 2 млн. га земель.

Более одной пятой всей обрабатываемой площади занято под главными экспортными культурами — кофе и какао. Лучший кофе идет из северо-западных горных штатов. Какао высокого качества производится в штатах Карибского побережья. Заметно выросли, в том числе в Льянос, посевы хлопчатника, дающего два уро­ жая в год, а также сизаля и табака. Основные продовольственные культуры — кукуруза (треть всех посевных площадей), рис, маниока, картофель, ямс, бобовые, бананы, сахарный тростник, арахис и другие масличные. Выращиваются различные овощи и фрукты.

На долю животноводства, главной от раслью которого является разведение крупного рогатого скота, приходится 55 % стоимости продукции сельского хозяйства. Основным животноводческим районом страны издавна считается Льянос, где пасется до 5 млн. голов крупного рога­ того скота и 200—300 тыс. лошадей. Главные районы молочного животновод­ ства — бассейны озер Маракайбо и Валенсия и долина Каракаса. Здесь в отличие от Льянос, где скот принадлежит в основном владельцам огромных скотоводческих латифундий, большинство животноводческих хозяйств представляют собой средние и крупные капиталистические фермы. В этих же районах появились хозяйства, снабжающие города яйцами и битой птицей. На засушливом Карибском побережье и в штате Лара разводят коз и овец.

В целом за последние 10—15 лет животноводство развивалось быстрее, чем земледелие. Значительно вырос в нем удельный вес крупнотоварных капиталистических хозяйств, использующих современные методы ухода за скотом и технику.

У северного побережья Венесуэлы и в оз. Маракайбо развиты рыболовство (но наиболее ценный продукт морских промыслов — креветки). Значение лесных промыслов сократилось. Тем не менее в небольших количествах ведется заготовка дубильных веществ, сбор каучука, гуаябовой смолы, ванили, а также копай ского бальзама и других продуктов тропического леса, используемых в медицине и парфюмерии. Пути сообщения распределены по территории Венесуэлы крайне неравномерно: почти все железные и большая часть шоссейных дорог сосредоточены на севере и северо-западе. Общая протяженность железных дорог — около 1,4 тыс. км, но они представляют короткие, не связанные между собой линии. Правительство разработало план постройки до 1990 г . около 4 тыс. км же­ лезных дорог, которые соединили бы се­ веро-запад и города Карибского побережья с промышленными и сельскохозяй­ ственными зонами на правобережье нижней Ориноко и в Льянос. Почти все пассажирские и три четвертых грузовых перевозок приходятся на автотранспорт. В 1977 г . общая протяженность автодорог была около 60 тыс. км (в том числе около половины — с твердым покрытием).

Главная внутренняя водная магистраль страны — р. Ориноко. Общая длина судо­ ходных путей по ней и ее притокам ­- 12 тыс. км. Пароходное сообщение под­держивается также по озерам Валенсия и Маракайбо. Развиты каботажные перевозки вдоль морского побережья, которые отчасти восполняют недостаток сухопутных путей сообщения. Океанский торговый флот Венесуэлы по общему водоизмещению занимает третье место в Латинской Америке. В стране насчитывается более сотни морских, озерных и речных портов, в том числе 23 порта по вывозу нефти и нефтепродуктов (Маракайбо, Амуай, Ла-Салина, Карипито, Пуэрто-де-ла-Крус и др.) и 8 — для экспорта и импорта других товаров. Главные порты по импорту — Ла-Гуайра, Пуэрто-Кабельо, Маракайбо.

Особое значение для освоения и развития отдаленных, почти недоступных ранее восточных и южных районов страны приобрел воздушный транспорт. Регулярные авиалинии связывают столицу с большинством городов, с нефтепромыслами в Льянос и горнопромышленными центрами на Гвианском плоскогорье. В стране насчитывается около полусотни аэродромов, более 200 посадочных площадок и восемь международных аэропортов.

Огромную роль в жизни Венесуэлы играет внешняя торговля. Экспорт страны по стоимости достигает трети, а импорт — одной шестой валового национального продукта. В стоимости венесуэльского экспорта более 90% составляют нефть и нефтепродукты, 4% — железная руда, остальное — кофе и какао, золото, асбест, сахар, бананы, овощи, рис, шкуры и скот, лесные продукты. В импорте преобладают различное оборудование, машины, механизмы, транспортные средства и запчасти к ним, различное сырье и материалы, в том числе металлические конструкции, трубы для газо- и нефтепроводов, а также различные потребительские промышленные товары и продовольствие. В последние годы импорт продовольствия растет, так как сельское хозяйство остается наиболее отсталой отраслью экономики и не может удовлетворить потребностей страны в сельскохозяйственной продукции. Значи­тельная часть экспортируемой нефти направляется в США. На голландские острова Аруба и Кюрасао из Венесуэлы ввозится только сырая нефть, которая после переработки на расположенных там заводах американских и английских компаний реэкспортируется в США, Англию, ФРГ, Японию и другие страны. На долю США приходится большая часть стоимости импорта Венесуэлы — около 3 млрд. долл. в год.

Торговля Венесуэлы с социалистическими странами Европы носит сравнительно ограниченный характер. СССР, Польша, Чехословакия, Венгрия, Румыния покупают в Венесуэле кофе, какао, сардины и т. д., поставляя ей промышленное оборудование, тракторы, комбайны. В 1975 г . были заключены соглашения о культурном и научно-техническом, а в 1976 г. — об экономическом и промышленном сотрудничестве между СССР и Венесуэлой.

Культура: традиции и современность

Испанские завоеватели принесли в Новый Свет свой язык, обычаи, религию, архитектуру. Влияние испанской культуры в Венесуэле сказывается во всем — от названий и облика городов до музыки и зрелищ. Однако венесуэльская культура представляет собой результат многих вли­ яний. И наиболее значительными из них помимо испанского были индейское и африканское. Многие топонимы в стране аравакского (Парагуана, Кумаребо), карибского (Кумана, Пириту) и другого индейского происхождения, а такие, как Ганга, Биронго, Тариа, африканского происхождения. Об этом же говорят и названия штатов: Баринас, Сулиа, Тачира — названия индейские, Ансоатеги, Мёрида, Миранда — испанские, а Монагас связано с африканским влиянием.

Испанские переселенцы переняли у местных индейцев их сельскохозяйственные навыки, приемы добывания и приготовления пищи, заимствовали многие элементы их быта и жилья, способы врачевания и даже некоторые суеверия и т. д. Позднее метисы уже не знали, откуда идут те или иные способы рыбной ловли или охоты, трудовые навыки и обычаи, которые они передавали своим детям. До сих пор, например, крестьяне в некоторых районах Венесуэлы используют индейские способы ловли рыбы, охоты на игуану или броненосца, приготовления некоторых блюд, а также «американского хлеба» — кассабе. Гамак стал для венесуэльца ложем и качалкой. В качестве транспортного средства крестьянин нередко использует каноэ и пирогу, а льянеро ловит скот с помощью лассо.

Индейские языки оказали заметное влияние на лексику, фонетику и синтак­ сис испанского языка Венесуэлы. В нем насчитывается до трех тысяч индейских слов. Некоторые из них широко используются в произведениях венесуэльских прозаиков и поэтов. До сих пор весьма ощутимо индейское влияние в венесуэльском народном искусстве и устном народном творчестве. Образ индейца фигурирует во многих народных драмах и пантомимах. Популярный народный танец «маре-маре» восходит к старинному индейскому ритуальному танцу в честь древних божеств Ягуара и Луны. Индейское происхождение имеет и другой популярный танец — «туре». Многие индейские сказки (бытовые и о животных), легенды и сказы перешли в современный венесуэльский фольклор.

Африканцы-рабы принесли в Венесуэлу многие черты культуры своей родины, что сказалось и в языке, и в особенностях кухни и быта, и в фольклоре. Черные рабы выполняли почти все виды ра бот, и это способствовало живучести трудовых навыков и приемов, пришедших из Африки. Одни блюда венесуэльских крестьян ведут свое происхождение непосредственно из Африки, а в другие мест­ ные блюда африканцы только внесли некоторые изменения. Так, к широко распространенной здесь кукурузной каше (масаморре) метисы по примеру африканцев стали добавлять кокосовое молоко. Африканцы же ввели в употребление камбур — обертку из бананового листа, а также использование бананов для приготовления лакомств.

На африканских сказках о Дядюшке Кролике и Дядюшке Ягуаре воспитывалось не одно поколение венесуэльцев. Некоторые католические праздники в сельских районах носят явный отпечаток африканского влияния. Например, тор­ жества в день святого Иоанна по существу празднество солнцестояния, издавна слившееся здесь с католическим культом. Играют в этот день обычно на африканских инструментах. Популярные в Венесуэле праздники дьявола и чертенят ведут свое происхождение из Конго.

Наконец, у африканцев и индейцев имелись и сходные черты культуры и быта, такие, как использование пальмовых листьев при постройке жилья, как пилон — ступа для зерна, барабан, или марака, некоторые обычаи. Все эти сходные черты разных культур слились на венесуэльской земле и сохранились до наших дней.

Кроме того, за последние полтора века венесуэльская культура впитала некоторые новые элементы, пришедшие как из иных — помимо Испании — европейских стран, так и из США. В частности, в последние десятилетия XIX в. многие ве­ несуэльцы, главным образом в городах, стремились говорить по-французски, готовили французские кушанья, следовали французской моде. Во второй половине XX в. сюда хлынул поток североамериканских газет и журналов, бестселлеров, кинофильмов, пластинок и т. д. Широкая иммиграция в страну в 40—50-х годах итальянцев и португальцев, несомненно, также оказала свое влияние на развитие венесуэльской культуры.

Сельское население живет в основном в деревнях. Почти в каждой деревне имеется площадь, в центре которой обычно высится дерево-великан — сейба. Дома крестьян, как правило, глинобитные постройки, крытые черепицей или пальмо­выми листьями. Пол — земляной или цементированный — покрыт циновками. У индейцев гуараунов, живущих в болотистой дельте Ориноко, и индейцев на бе регах оз. Маракайбо хижины построены на сваях.

Обстановка сельского жилища обычно весьма скромна: стол, стулья, кухонная утварь. Кровати здесь редкость, так как прохладнее спать на воздухе в «амака» — гамаке из плотной ткани. В Венесуэле им пользуется почти все сельское население. Во дворе из камней, обмазанных глиной, устроен небольшой очаг для приготовления пищи. Дом обычно огорожен живой изгородью из кактусов, кустов желтой акации и других растений. Часто рядом находится огородик с грядками батата, перца, бобов и, конечно, маниоки. В сельских жилищах и небольших лавках венесуэльских городов всегда можно увидеть стопки больших серовато-белых хрупких лепешек, приготовленных из маниоки. Это и есть касабе. Индейцы гаухиро пред­ почитают маниоку в вареном и жареном виде.

Но большинство традиционных блюд приготавливается из кукурузы. Это кукурузные лепешки — арепа, альякита — мука из жареной кукурузы и альяка — типично национальное и почти ритуаль­ ное блюдо, так как едят его только на рождество и Новый год. Любят в деревнях также санкоче — похлебку из говядины и овощей, чичу — крепкий напиток из кукурузы. Важное место в рационе крестьянской семьи занимают бобы, ямс, картофель, батат, а также бананы, папайя и другие тропические плоды, применение которых весьма многообразно. Популярны также картильо — прохладительный напиток из риса или кукурузы, сваренных с сахаром, и гуарапо — сок сахарного тростника. Во многих районах крестьяне дополняют свой рацион рыбой и мясом диких животных. Они охотятся на броне­ носцев, зайцев, голубей и уток, игуан и черепах.

Венесуэльский крестьянин обычно одет в белую хлопчатобумажную рубаху и такие же штаны. Поверх рубахи в прохладное время надевается короткая на­ кидка. На голове обязательно защищаю­щее от палящего солнца сомбреро, сплетенное из соломы или травы «путе». На ногах алъпаргатас — плетеная обувь, похожая на лапти. Женщины носят широкие длинные платья, а поверх сомбреро иногда набрасывают платок. В последнее десятилетие, однако, сельские жители все чаще стали носить рубашки, брюки и пиджаки европейского покроя, которые давно уже распространены в городе. При этом в районах, где проживают африканцы, преобладает одежда очень ярких цветов, особенно выделяется красный.

Одно из любимых зрелищ венесуэльцев — бой быков. Раньше повсюду устраивались петушиные бои, но в последние десятилетия огромную популярность в стране приобрел бейсбол, и его можно назвать главным видом спорта. Очень популярны футбол и бега на ипподромах.

Венесуэльцы любят музыку и танцы. В городах и деревнях можно увидеть и услышать гуарачас — венесуэльские песни и танцы, исполняемые в быстром темпе под аккомпанемент куатро — четырехструнной гитары, а иногда и аккордеона. Среди многих праздников выделяется карнавал, длящийся обычно десять дней , заполненных весельем и танцами. У лицы и площади в эти дни наводняют толпы людей в народных костюмах, часках зверей, с украшениями из перьев, лент и блестящей мишуры.

В деревнях метисы и особенно индейцы за нимаются ремеслом — плетут из травяных волокон и пальмовых листьев циновки, пояса, гамаки, вырабатывают на самодельных ткацких станках разноцветные ткани с изображениями домашних и д иких животных, птиц и растений. Для хранения воды и пищи выделывают из глины сосуды различной формы. Украшают тонкой резьбой посуду из выдолбленных плодов бутылочного дерева. На городских рынках можно встретить искусно изготовленные ремесленные изде­лия: причудливо разрисованные трубки, резные трости, керамику с красивым орнаментом. На вырученные деньги крестьяне покупают различные предметы обихода, сельскохозяйственный инвентарь, одежду фабричного производства и другие промышленные товары.

«Цивилизованные» индейцы, как правило, живут общиной и двуязычны: в быту, общаясь между собой, говорят на своем языке, а при сношениях с «внешним миром» — на испанском. Основное занятие их — земледелие. Подготовкой почвы и севом занимаются мужчины, у боркой урожая — женщины, но устар евшие методы обработки земли — причина низкой урожайности. Индейцы за нимаются также ремеслом, охотой, ловлей рыбы, собиранием дикорастущих плодов, разводят свиней и домашнюю птицу.

Община помогает индейцам сохранить н е только свои земли, но и некоторые э тнические черты. Однако, хотя земля и считается общинной собственностью, обрабатывается она группами из нескольких семей, да и эта система постепенно у ступает место фактическому разделу общинной земли на участки индивидуального пользования.

Индейцы гуахиро, оттесненные на пустынный полуостров Гуахира, для обеспечения себя водой вынуждены рыть колодцы до 10 м глубиной. Земледелие из-за постоянных засух развито у них слабо и ограничивается небольшими участками под кукурузой и маниокой. Главными занятиями гуахиро стали скотоводство, ловля черепах, ремесла. Кожи и другие товары они продают в Маракайбо, а также на острова Аруба и Кюрасао. Эксплуатируя соплеменников, некоторые общинники —торговцы и касики —нажили значительное богатство.

«Неассимилированные», или «лесные», индейцы живут главным образом в пограничных с Колумбией горных лесах штата Сулия и на Гвианском плоскогорье. Основное занятие мотилонов, живущих в лесах хребта Сьерра-де-Периха, — подсечно-огневое земледелие. Но в отличие от большинства других племен мотилоны почти не знакомы с кукурузой. Они выращивают маниоку, батат, бананы. Важнейшим продуктом питания является рыба. В лесах и саванне Гвианского плоскогорья, по берегам рек можно встретить разбросанные на далеком расстоянии друг от друга поселения индейцев кариб ской языковой семьи — племен макири таре, каринья, яварана, пемоне, панаре. Индейцы этих племен отличаются крупным ростом и более светлой кожей. Племена макиритаре находятся на стадии разложения первобытнообщинного строя. Среди них все шире распростра­ няются европейского типа одежда и современные орудия труда. Индейцы пиа роа, ведущие полукочевой образ жизни, а также индейцы аравакской языковой семьи — гуаибокуибо, куррипако, гуаре кена и другие — меньше ростом и почти не носят одежды. Для охоты они поль зуются не только луками, но и стрело метательными трубками длиной до 3 м , а также маленькими стрелками, смазанными ядом кураре. Одни из древнейших аборигенов этого района — индейцы яноама, или вайка, — делятся на ряд племен и ведут полукочевой образ жизни. Большинство их занимается подсечно-огневым земледелием, охотой, рыболовством. Особенностью их поселений явля­ ются большие дома — «малоки», или «шабоно». Численность живущих в них родственников часто превышает 100 человек.

Но хотя индейцы венесуэльской Гуаяны в целом еще и сохраняют традиционный образ жизни, современная цивилизация и культура все шире проникают и в этот район страны. Часть индейцев ассимилируется пришлым населением и постепенно утрачивает некоторые элементы самобытной культуры. Среди них распространяются современные навыки строительства жилищ, новые орудия труда, европейская одежда, утварь и т. д.

В Венесуэле давно существует закон о бесплатном и обязательном начальном образовании, но до сих пор 25% населения старше 15 лет неграмотна. Сотни тысяч детей остаются вне школы. Высшее образование трудящимся почти недоступно. Государственные расходы на образование составляют менее 5% национального дохода.

Из имеющихся в стране шести университетов старейшие — Центральный в Каракасе (основан в 1725 г .) и Андский в Мериде ( 1785 г .). Есть также Католический университет, педагогические и другие институты. Еще в XIX в. были основаны Национальная библиотека, Венесуэльская академия языка, Национальная академия истории, в первой половине XX в. — Национальная медицинская академия, Академия физических, матема­тических и естественных наук, Ассоциация содействия развитию науки, в 1960 г . —Институт экономических и социальных исследований и т. д. Имеется ряд научных обществ и музеев.

Большое влияние на формирование венесуэльской литературы оказали идеи французских просветителей XVIII в. и публицистика вождей войны за независимость Ф. Миранды и С. Боливара. В первые десятилетия республики в литературе преобладал просветительский классицизм, виднейшими представителями которого были общественный деятель и поэт А. Бельо, прозаик Ф. Торо, поэт Р. М. Баральт. В 40—80-х годах в ней господствовал романтизм, а в конце XIX в. появилось реалистическое на правление (Р. Бланко Фомбона, X . Р. Покатерра и др.). В начале XX в. расцветает модернизм, который в 20—30-х годах сменяется футуризмом и другими модными течениями. Но одновременно под влиянием демократического и революционного движения возникает и крепнет критико-реалистическое направление: Р. Гальегос (в русском переводе романы «Донья Барбара» и «Канайма»), М. Брисеньо Иррагорри, лауреат Ленинской премии мира М. Отер о Сильва, А. Услар Пьетри и многие другие в своих произведениях рисуют широкую картину жизни народа. В 50—60-х го­ дах прогрессивные писатели и поэты (Э. Мухика, К. А. Леон, Г. Л. Каррера, Э. Гальегос Мансера и др.) пишут о борьбе масс против засилья американских монополий и реакционных режимов.

Периодическая печать в стране существует с XIX в. В настоящее время крупнейшие газеты — «Эль насиональ», «Эль мундо», «Эль универсаль» и др. Орган коммунистической партии — газета «Трибуна популар».

Памятников древней индейской культуры в Венесуэле сохранилось сравнительно немного: наскальные рисунки, каменные блоки с изображениями ягуаров, крокодилов, змей, символов Солнца и Луны, керамика с гравировкой и росписью. Испанцы принесли свое градостроительное искусство. Города в колониальную эпоху разбивались по принципу шахматной доски, жилые дома строились из камня и кирпича, с черепичной крышей, внутренним двориком — патио, де ревянными балконами и металлическими узорными решетками на окнах. Живопись ограничивалась церковными росписями. В XIX в. строятся общественные здания и многоквартирные дома в неоклассическом и неоготическом стилях; появляется местная школа портретной, а позже исторической живописи и скульптуры. В XX в. возникает, а затем начинает преобладать реалистическая живопись (Т. Салас, Ф. Брандт, Г. Брачо и др.), графика (А. Гонсалес) и скульптура (Ф. Нарваэс). В архитектуре уже в 40—50-х годах сначала в связи с перестройкой центра, а затем застройкой новых кварталов Каракаса, но особенно в 60— 70-х годах, в период бурного развития экономики, роста старых и строительства новых городов и промышленных комплексов, выдвинулась группа талантливых архитекторов: К. Р. Вильянуэва, Г. Бермудес, X . М. Галиа, С. Домингес и др. В процессе напряженных поисков своего, национального стиля, синтеза новаторского и традиционного ими в эти десятилетия были созданы уникальные сооружения и целые ансамбли зданий, отличающиеся оригинальностью архитектурных решений, новизной форм с использованием монолитных и сборных бетонных конструкций и полихромии.

Это Сентро-Боливар (Центр Симона Боливара) с многоярусной Пласа-эль-Силенсио (площадь Молчания), а также спроектированный Вильянуэвой один из крупнейших и красивейших на континенте университетский городок. Расположенный в центре столицы, он отделен от ее шума и суеты Ботаническим садом. Здания факультетов и общежитий, два стадиона и бассейны отличаются разнообразием объемов, красотой форм и утопают в зелени. Смелое конструктивное решение, чередование прозрачных и ре­шетчатых стен, тонкая деталировка фасадов, цветные панели, мозаика и скульп­ тура делают университетский комплекс в Каракасе заметным явлением в мировой архитектуре.

Нельзя не отметить и «Эликоид» архи текторов X . Ромеро и Д. Борноста. Рока- Тарпейя — большой холм со скалой к западу от университетского городка — был превращен в сложное сооружение, напоминающее издали опоясанную спи­ралью автомобильной дороги пирамиду. Это торговый и культурный центр с магазинами, кафе и ресторанами, выставками, кинотеатром, площадками для игр, отелем и телевизионной станцией.

Гористый рельеф и дороговизна земли в Каракасе заставляют возводить административные, деловые и жилые здания в 20—30 и даже 40 этажей, за что Каракас теперь нередко называют южноамериканским Нью-Йорком. И когда с круглой башни отеля «Гумбольдт» на вершине горы Авила видишь внизу огромный город, застроенный сотнями белых, голубых, розовых высотных зданий, трудно поверить, что еще в 1952 г . в нем почти не было домов выше четырех этажей.

Венесуэльские архитекторы сумели придать национальный характер абсолютно современной по образному языку архитектуре, сделав ее важной и неотъемлемой частью своей национальной культуры.

В отличие от столицы Маракайбо, Валенсия, Баркисимето и другие старые города, как правило, сохраняют испанскую прямоугольную планировку, но и в них, не говоря уж о новых промышленных городах, также появились десятки современных деловых и общественных многоэтажных зданий.

Первый театр в Венесуэле был открыт лишь в 1853 г . в Маракайбо. В XX в. театральная жизнь активизировалась в связи с появлением сайнете — жанра музыкальной комедии. В начале 40-х годов возникло Общество друзей театра, в 50-х годах открылось несколько школ сценического искусства и начали прово­диться фестивали театра. Постоянные театры имеются в нескольких городах. Кинофильмы в стране демонстрируются в основном зарубежные. Полнометражных художественных фильмов выпускается немного, остальные — документальные либо рекламные.

За последнее десятилетие в связи с улучшением медико-санитарного обслуживания смертность от инфекционных заболеваний в Венесуэле значительно сократилась. Однако и сейчас еще сотни тысяч людей больны туберкулезом, малярией, трахомой, страдают от желудочно- кишечных, кожных и других заболева ний. Поскольку рацион значительной части трудящихся состоит в основном из углеводов, а мясо и жиры в нем обычно отсутствуют, широко распространены авитаминозы. По числу врачей на душу населения Венесуэла стоит на одном из первых мест в Латинской Америке, однако 70% всех врачей живут в четырех крупных городах.

Внутренние различия и города. В горной области Анд на северо-западе и вдоль побережья Карибского моря, занимающей 12% территории страны, сосредоточены почти 65% ее населения, большая часть обрабатывающей промышленности, расположены столица и почти все большие города, железные дороги и морские порты. В 50—60-х годах здесь появились крупные предприятия нефтеперерабатывающей и химической промышленности, современные автодороги, газо- и нефтепроводы. Здесь добываются нефть, асбест, каменный уголь, магнезит, медная и никелевая руды, стройматериалы и т. д. Горная область — основной земледельческий район Венесуэлы. Высотная зональность в горах способствует выращиванию там самых различных сельскохозяйственных культур. Важные сельскохозяйственные зоны — штаты Мёрида, Тачира, Тру- хильо, оз. Валенсия с его тучными пастбищами, долина Каракаса.

Основанный испанцами в 1567 г ., город Каракас (что означает «долина поющих птиц») к 1941 г имел 269 тыс. жителей. В последующую треть века население его выросло в 10 раз! Сейчас это большой современный город, крупнейший культурный, финансовый и промышленный центр страны, насчитывающий с пригородами 3 млн. жителей. Здесь находятся Национальный конгресс, президентский дворец Мирафлорес, резиденция правительства, пантеон с прахом Боливара, Центральный университет и другие высшие учебные заведения, музеи, театры, редакции главных газет. В столице и ее окрестностях сосредоточены предприятия металлооб­ рабатывающей, автосборочной, электро­технической, химической, полиграфической, текстильной и швейной, коже венно-обувной, пищевкусовой и других отраслей промышленности. На долю Каракаса приходится 40% внутренней торговли Венесуэлы и продукции ее обрабатывающей промышленности.

Город лежит в долине р. Гуайры, между двумя параллельными хребтами Карибских Анд, на высоте 900—1000 м над ур. моря. Защищенный горами от знойных южных и северных ветров, он имеет очень здоровый и к тому же почти не меняющийся в течение года климат, за что Каракас называют городом вечной весны. На севере, словно сине-зеленый страж столицы, поднимается покрытый лесом пик Авила. Невысокий перевал ( 1040 м ) отделяет Каракас от его порта — Ла-Гуайры, расположенного на побережье Карибского моря. По прямой между ними 13 км, но северный склон Берегового хребта настолько крут, что венесуэльцы шутя называли старое шоссе, связывающее столицу с морем, «последним ударом тореадора», ибо сотни его петель и поворотов способны были доконать самого стойкого пассажира. В 50-х годах через хребет пробили два туннеля, была построена ультрасовре­ менная автострада, и теперь вся поездка от побережья в Каракас занимает 20 минут. К востоку от Ла-Гуайры, через которую проходит 75% импорта страны, тянется полоса пляжей — венесуэльская Ривьера, а к западу на побережье расположен международный аэропорт Майкетия.

В послевоенные десятилетия велись крупные работы по перестройке Каракаса. Были разрушены целые кварталы старых домов. Почти через всю столицу про­ тянулся новый многокилометровый проспект Боливара. В западной части его высится Сентро-Боливар — два соединенных между собой над проезжей частью проспекта небоскреба с подземными галереями, магазинами и гаражами. Были построены огромные здания военной академии, университетского городка, многоэтажные жилые дома и здания из стекла и стали, в которых разместились правления и филиалы иностранных и местных банков, торговых и промышленных фирм, отели, магазины. Появился новый «двухэтажный» проспект Освободителя, посередине которого углубленным на 4—5 м в землю бетонированным каналом бежит скоростная автострада без пересечений, связывающая западную часть столицы с восточной. Построены многочисленные железобетонные, в два-три яруса эстакады и туннели для автострад, рассекающих город во всех направлениях и заполненных непрерывным потоком автомашин. «Каракас скорее город автомобилей, чем город людей, — замечает шведский писатель Артур Лундквист. — Автострады здесь не переходят в улицы: они бесцеремонно врезаются в город и прокалывают его насквозь...»

Каракас лишен структурного единства. В нем несколько центров и множество окраин. В облике его видны черты разных эпох. Нередко современные много­ этажные дома оказываются соседями старинных зданий, церквей и особняков.

Широкие бульвары, скверы и парки придают городу красочный вид. Великолепные особняки и дворцы, окруженные декоративными деревьями, пальмами и кактусами, цветниками и газонами, шикарные рестораны и сверкающие огнями ночные клубы, теннисные корты и бассейны — все это совершенно особый мир, где живут местные богачи. Их кварталы отделены от остальных частей города невидимой, но вполне реальной и безжалостной границей денег.

В то же время предместья столицы представляют собой море безысходной нищеты. Это кварталы «ранчо» — трущоб, часто не имеющих даже водопрово­ да. Здесь на склонах гор, в домах, построенных из строительных отходов, живут многие тысячи жителей столицы: бывшие крестьяне, лишившиеся земли и дома, и иммигранты. Здесь на каждом шагу звучит иностранная речь, чаще всего итальянская.

Если выехать из Каракаса по венесуэльскому ответвлению Панамериканской автострады, то, не сворачивая никуда в сторону, можно побывать почти во всех важнейших городах северо-запада страны. В 80 км от столицы, в плодородной долине, занятой плантациями цитрусовых, кофе и сахарного тростника, лежит главный город штата Арагуа — Маракай. В первой трети XX в. в нем располагалась резиденция диктатора В. Гомеса. Тут размещаются крупный гарнизон, авиационная школа и основная база венесуэльских ВВС. Промышленность — текстильная, кожевенная, пищевая, кера мическая. Далее, на берегу одноименного озера, расположена Валенсия (около 400 тыс. жителей) — центр богатого сельскохозяйственного района и главный город штата Карабобо. Еще недавно узкими улочками, церквами и зданиями колониальной эпохи этот город напоминал старую Испанию. Однако в 60—70-х годах в нем быстро развивалось промышленное производство и сейчас имеются предприятия машиностроительной, ме талло- и деревообрабатывающей, текстильной, кожевенно-обувной, пищевой, цементной промышленности.

Главный город штата Лара — Барки симето насчитывает свыше 300 тыс. жи­ телей. Это важный промышленный центр по переработке сельскохозяйственного сырья и торговле кофе, какао, сахаром, зерновыми, скотом, а также крупный перевалочный пункт между окружающим город богатым сельскохозяйственным районом и одним из главных портов страны — Пуэрто-Кабельо. Расположенный юго-западнее, в горной котловине, город Трухильо также имеет предприятия, перерабатывающие местное сельскохозяйственное сырье. Продукция их отправляется главным образом в города бассейна оз. Маракайбо. У города Валера дорога разветвляется: Панамериканское шоссе идет вверх, на юго-запад. Там, высоко в Андах, находится старинный религиозный и универ­ ситетский центр Мёрида, напоминающий своими белыми крепостными башнями и монастырями уголок Кастилии. И наконец, почти у самой границы расположен Сан-Кристобаль, ведущий весьма оживленную торговлю с пограничным районом Колумбии.

Шоссе, которое спускается от города Валера на северо-запад, выходит на широкую низменность, окружающую оз. Маракайбо — второй важнейший район страны, практически включающий только один штат Сулия. Он занимает примерно 7% территории Венесуэлы, но живет в нем 14% ее населения. Климат здесь жаркий и влажный. Значительная часть низменности заболочена и покрыта лесом. В западной части бассейна Маракайбо находятся плантации какао, сахарного тростника и других многолетних культур, а к югу от озера преобладает тропическое земледелие и молочное животноводство на лучших в Венесуэле пастбищах. Но главное богатство рай­ она — нефть. Здесь находится одно из богатейших в капиталистическом мире месторождений «черного золота». Нефть и попутный газ добываются на побережье и со дна озера.

В 1525 г . император Карл V в уплату за долг в 12 бочек золота передал на 30 лет право управления Венесуэлой немецким банкирам Вельзерам. Присланный ими губернатор на северо-западном берегу оз. Маракайбо основал город. В последующие четыре века город Маракайбо мало изменился. Вплоть до 1918 г ., когда поблизости началась добыча нефти, в нем не было ни мостовых, ни канализации, ни водопровода. Открытие в районе озера богатейших запасов нефти и стремительно возраставшая добыча ее в короткий срок изменили облик захолустного городка и всей округи. Деревушки по берегам озера превратились в поселки нефтяников, а затем в города Ла-Роса, Кабимас, Лагунильяс, Ла-Салина и др. Вокруг них выросли леса вышек, нефтехранилища, склады. Недалеко от Мара кайбо, в Эль-Табласо, поднялись корпуса крупнейшего в Латинской Америке нефтехимического комбината.

Маракайбо стал вторым по величине городом Венесуэлы. Он насчитывает около 800 тыс. жителей. Здесь возникли различные промышленные предприятия. В 50—60-х годах в нем появились широкие асфальтированные проспекты, квар­ талы многоэтажных современных зданий. В городе имеются крупные холодильники, различного рода промышленные предприятия, международный аэропорт. В одной из проток, соединяющих оз. Маракайбо с морским заливом, был прорыт канал, сделавший город доступ ным для океанских судов, и сейчас по объему грузооборота он стал первым портом страны. Недалеко от города через протоки построен бетонный мост длиной около 9 км , соединивший Маракайбо с восточным берегом озера. Мост имеет 135 пролетов, причем центральные (по 236 м ) подняты на 45 м над ур. моря, что позволяет проходить под мостом крупным танкерам. Кроме того, на озере, близ города Ла-Салина, построен искусственный бетонный остров площадью 48 га , на котором возник новый порт по вывозу нефти.

Льянос еще с колониальных времен используются для разведения крупного рогатого скота. Однако сухой и жаркий климат, слабая заселенность, отдален­ ность от основных рынков сбыта и отсутствие железных дорог долгое время тормозили рост поголовья скота. И сейчас еще животноводство мясного направления носит здесь экстенсивный характер. Вместе с тем на западе Льянос часть земель в предгорьях Анд освоена под сельскохозяйственные культуры; в центральной части Льянос благодаря созда­ нию плотины и водохранилища появилось орошаемое земледелие (рис, хлоп­чатник), а на востоке возникли плантации тропических культур.

После того как в восточных, а затем и в западных Льянос началась добыча нефти, облик этих районов заметно изменился. Быстро увеличилось население Матурина, Тукупиты и других здешних городков. В безлюдных степях выросли десятки поселков нефтяников. И на востоке, и на западе появились нефте- и газопроводы, соединившие месторождения «черного золота» с морскими портами и промышленными центрами. В связи с ростом на востоке нефтедобычи значительно возросла роль Барселоны и ее порта Пуэрто-де-Крус, расположенных на берегу Барселонского залива. Раньше здесь перера­батывалась лишь сельскохозяйственная продукция прилегающего района да имелись соляные и угольные копи. Сейчас Барселона — конечный пункт большого нефтепровода, а в ее окрестностях построен крупный нефтекомбинат и работают несколько старых нефтеперера­ батывающих заводов. Город быстро растет и имеет для востока страны такое же значение, как Маракайбо для запада. В этом же районе ведется строительство нового глубоководного порта Гуанта и ряда промышленных предприятий.

Гвианское плоскогорье, или венесуэльская Гуаяна, — это огромный район к югу от нижней Ориноко, покрытый частью саваннами, частью влажнотропи ческим лесом. За исключением его северо-восточной окраины, весь этот район заселен крайне редко и почти не освоен. Небольшие племена «лесных» индейцев, живущих по течению рек, которые служат им основными путями сообщения, занимаются охотой, рыболовством, примитивным земледелием и лесным собирательством. До второй мировой войны единственным значительным населенным пунктом на всей этой огромной территории был расположенный на правом берегу Ориноко город Сьюдад- Боливар. Он служил воротами для всех, кто направлялся в глубь Гвианского плоскогорья — в край золота, алмазов, каучука. Но открытие на севере плоскогорья богатейших месторождений высококачественных железных и марганцевых руд, бокситов и других полезных ископаемых в сочетании с наличием здесь крупных гидроэнергетических ресурсов и удобного транспортного сообщения сделало этот район выгодным для комплексного развития. В 60—70-х годах здесь возник крупнейший горнорудный, металлургиче­ ский и машиностроительный комплекс, включающий несколько городов и речных портов, крупные ГЭС и предприятия различных отраслей промышленности. Быстро растет город Сьюдад-Гуаяна — центр этого района, уже сейчас получив­ шего название венесуэльского Рура. Намечается сельскохозяйственное освоение дельты Ориноко, с тем чтобы обеспечить новый промышленный район продуктами земледелия и животноводства.

Гвианское плоскогорье располагает также крупными запасами других полезных ископаемых, в том числе урана, большими лесными и гидроэнергетическими ресурсами. В настоящее время в глубь плоскогорья — от поселка Эль-Дорадо до поселка Санта-Элена у бразильской границы — прокладывается автодорога, которая неизбежно принесет с собой большие перемены в жизни этого все еще изолированного края.

Нитобург Э.Л. Страны и народы: т. Южная Америка / М.: Мысль, 1983.

красная звезда о сайте | контакт | ©2007 Василий Иванов

Hosted by uCoz